Холистический подход к лечению посттравматического синдрома в Израиле. Интервью с раввином Йозефом Легомски.

Йозеф Легомски

Раввин Легомски: Я могу рассказать вам о вызванных терроризмом травмах множество историй. У меня есть знакомый адвокат, который раньше работал в центральном отделении в Иерусалиме, и прямо у него под окном был взорван автобус. Он больше не мог ходить в свой офис, так как каждый раз он заново прокручивал в голове все те события. Мы поработали с этим во время одного сеанса, и проблема испарилась, он спокойно ходит на работу.

Введение: Вы слышали голос моего гостя, раввина Иммануэля Йозефа Легомски, он говорил об использовании Техники Эмоциональной Свободы в лечении острой травмы. Раввин Иммануэль Легомски, магистр гуманитарных наук, занимался исследованиями и практикой интегрированной терапии «разум\тело» в Израиле после того, как переехал из США в 1987. В 2002 он основал www.israeltraumacare.org, и с тех пор занимается бесплатным лечением жертв террора, а также обучает методистов помощи общественности. Он использовал ТЭС по собственному выбору и обучил этой технике уже более 600 методистов. Сейчас раввин Легомски сотрудничает со специалистами в области физиотерапии, предлагая комплексную шестимесячную программу по лечению эмоциональных расстройств у женщин. Программа предоставит полноценное лечение и ежедневные сеансы ЭЭГ Нейрологической обратной связи NeuroCARE, ТЭС и НЛП. Раввин Легомски, а также его жена, являются Тренерами. На ряду с полным курсом упражнений типа разум\тело, биоидентичной гормональной терапией, персонализированным приёмом витаминов, минералов, режимом питания, трудотерапией и психотерапией, цель программы – усовершенствовать и предоставить модель, которую можно изменять для лечения эмоциональных расстройств по всему миру. И вот наше интервью.

Доктор Дэйв: Раввин Иммануэль Йозеф Легомски, добро пожаловать на Shrink Rap Radio.

Раввин Легомски: Спасибо, доктор Дэйв. Я рад вас слышать.

Доктор Дэйв: Я начал с того, что обратился к вам «раввин». С этого и начнем. Что сподвигло вас стать раввином?

Раввин Легомски: Мой отец вырос в религиозной семье; моя мать – нет. Я рос в Питтсбурге, Пенсильвания, и вырос реформистом, у меня сложился такой характер, что я все время искал и ищу духовный смысл в жизни. Это привело меня к медитации в юном возрасте, а также к многим другим вещам. И именно поэтому, мне кажется, я решил исследовать свое историческое прошлое, ведь я родился евреем. Я отправился в Израиль в 1979, мне было 22 года, потом еще раз в 81-м, и в итоге, я полностью переехал в Израиль в 87-м. Я провел много лет в раввинской семинарии, и стал раввином. Для меня термин «раввин» в моей жизни всего лишь указывает на духовный путь, а также, конечно, на обучение. Я использую это звание просто потому, что оно полезно в терапии, это придает авторитетности образу. Также это отвечает ожиданиям людей – они могут быть со мной открыты и честны – это полезно как для меня, так и для них самих.

Доктор Дэйв: Понятно. Так вы не проводите службы. У вас нет – не уверен, что это подходящее слово – своей паствы, своих прихожан?

Раввин Легомски: Нет, паствы у меня нет, вы знаете, у каждого религиозного человека есть свой раввин, ведь у нас всегда есть и будут вопросы. А с вопросами все как в теннисе – чтобы стать лучше, чтобы идти дальше, нужно кого-то, кто на более высоком уровне в этом деле. И поэтому, нужно иметь кого-то, кто выше вас в плане полномочий. Также это касается обычной помощи при принятии решений. Есть и еще одна сторона – что касается помощи – это смирение, возможность понимать, что даже если ваша логика подсказывает вам что-то другое – если вы пришли к компетентному человеку и если вы считаете его более компетентным, чем себя самих – вы послушаете, что он скажет, и даже если он скажет вам то, чего вы слышать не хотите, это, я считаю, очень полезно. Моя картина мира построена на духовности, есть что-то выше моего эго, моего разума, моих эмоций. И я считаю, именно в этом вся моя специализация в психологии.

Доктор Дэйв: Хорошо.

Раввин Легомски: Именно в этом моменте.

Доктор Дэйв: Прежде, чем я перейду на новую тему, вы продолжаете придерживаться реформистских традиций?

Раввин Легомски: О, нет. Когда я говорю, что стал раввином, это значит, я перешел в ортодоксальную раввинскую семинарию.

Доктор Дэйв: Хорошо.

Раввин Легомски: Я ортодоксальный раввин, я Хасидский раввин, я изучал, как вы бы сказали, мистические традиции иудаизма, и который практикует определенные формы саморазвития, которые основаны на том понимании духовности. У меня есть свой хасидский раввин, которому за 70, и его считают одним из самых просвещенных людей на сегодняшний день. Я выбрал его своим раввином, я консультируюсь с ним по каждому вопросу, и всегда слушаю, что он скажет.

Доктор Дэйв: Что же, это очень интересно. Вы заинтересовались в ранние годы духовным путешествием, звучит так, будто вы изучали множество различных направлений, и остановились на традиционной мистической традиции в иудаизме. Вы также являетесь психологом, или психотерапевтом, верно?

Раввин Легомски: Ну, я не могу так говорить, так как у меня нет специальности, нет диплома по психологии.

Доктор Дэйв: Ага.

Раввин Легомски: У меня есть магистерская степень в педагогике, я раввин, и у меня есть как минимум 30-40 сертификатов. Сначала, в 90-х, я изучал биологическую и нейрологическую обратную связь, которую не так давно перенес в свою интегрированную программу эмоционального здоровья, так как я обнаружил, что один специфический метод ЭЭГ – электроэнцефалограммы – нейрологическая обратная связь, кардинально отличающаяся от любой другой формы, действительно работает просто отлично. Не только я, н и многие другие тренеры заметили, что благодаря этому можно творить чудеса, миндалевидное тело само себя регулирует, оно не включает режим бей\беги, не замораживает эмоцию, оно очень быстро восстанавливается, ведь основывается на доверии способности центральной нервной системы саморегулироваться через уникально негативную систему обратной связи, что попросту означает… можно бы сказать, «прерывание хаоса», но это не позитивный стимул. Вместо стимуляции, активируется ориентация – ориентировочный ответ, релаксация – для того, чтобы центральная нервная система провела всю работу, а потом вернулась к себе, восстановилась. Очень впечатляюще.

Доктор Дэйв: Хорошо, я хочу спросить у вас об этом побольше, но я понимаю, что нам надо продолжать, ведь время ограничено. Я хотел спросить вас – когда вы переехали, что мотивировало вас уехать в Израиль? Вы гражданин сейчас, или вы приняли гражданство Израиля? Или у вас двойное гражданство?

Раввин Легомски: У меня двойное гражданство, у меня в Америке живет семья; а моя жена и мои дети, конечно же, здесь со мной; я живу в Израиле на постоянной основе с 1987. Я очень просто все это мотивировал – это было частью моего возвращения, я чувствовал, будучи религиозным евреем, что здесь мое место, и оглядываясь назад, учитывая мою профессию, это был правильный выбор – ведь это центр травм, мировой центр травм.

Доктор Дэйв: Да.

Раввин Легомски: Это определенно то место, которое нуждается в предоставлении всех возможных ресурсов и в максимальном внимании.

Доктор Дэйв: Да, мне кажется, это основная тема нашей сегодняшней беседы, мне очень интересно услышать о том, с какими травмами вам приходится сталкиваться, а также какими инструментами вы боретесь с ними, ведь я знаю, что на этом сосредоточена вся ваша работа. Ведь несмотря на то, что у вас нет официального диплома психолога, вы полностью внедрились в эту область, в нейрологическую обратную связь. Как это произошло?

Раввин Легомски: Ну, если сопоставить то, что у меня есть дети, и мою любовь к исследованиям, а также все те сложности, из-за которых у многих детей наблюдается СДФ – синдром дефицита внимания… исследования – это ключевая часть еврейской системы образования, и я был заинтересован в том, чтобы помочь людям учиться лучше. И я пришел к выводу, что психология – это не наука о разумен или о теле. Все дело в… здесь даже слово разум\тело не подходит. Человека следует рассматривать комплексно, как целое, и все, что выражается эмоционально или интеллектуально, определенно имеет психологическое состояние, которое сопутствует ему. И познавая, как я это называю, «навыки саморегуляции» … в физиологии, я заметил, что это лучшая дверь лучшее окно для помощи людям в устранении непродуктивных и бессмысленных мыслей или чувств.

Доктор Дэйв: Хорошо. Вы знаете, я немного разбираюсь в биологической обратной связи. Я интересовался ею, когда она впервые появилась на виду, я прошел небольшой обучающий курс, но я никогда не понимал все это полностью. А вы, вроде как, говорите, что в этом подходе с биологической обратной связью есть что-то уникальное, необычное… если говорить об оборудовании, какими именно оборудованием вы пользуетесь? Где размещаются электроды, и так далее?

Раввин Легомски: Мы говорим об оборудовании, которое разработали доктора Вальдеан и Сью Брауны, и которое называется NeuroCARE Pro. Адрес их сайта – zengar.com. В одно время я немного разочаровался в биологической обратной связи мозговых волн, я думал, что никогда больше не буду этим заниматься, так как я стал самым дипломированным специалистом по технике эмоциональной свободы в Израиле. Это все благодаря Гари Крейгу. Я занимаюсь лицензированием практиков в Израиле для европейской организации, которая санкционирована Гари и называется AAMET. По сути, я являюсь представителем AAMET в Израиле, и я очень активно занимался техникой эмоциональной свободы, а также, конечно же, нейролингвистическим программированием, которое является одним из двух, так сказать, причинных агентов, которые вылились в развитие техник эмоциональной свободы у Крейга. Я тренер НЛП, как и моя супруга, но я и тренер ТЭС, как и моя супруга, и мы добились удивительных результатов, помогая людям, используя энергетическую психологию и НЛП.

Доктор Дэйв: Хорошо, и мы обо всем этом поговорим. Вы сказали, что немного разочаровались в биологической обратной связи, которую вы практиковали, до того, как обнаружили подход zengar.com.

Раввин Легомски: Да.

Доктор Дэйв: Так а в чем разница? Что для вас изменилось, чем он отличался, этот новый подход?

Раввин Легомски: Что же, я действительно считаю, что нужно иметь представление о том, как эти системы работают, но я могу попытаться вкратце объяснить. Я вернулся к этому, так как у меня был студент по технике эмоциональной свободы, когда я проводил курс обучения в Манхеттене. Этот парень был психиатром, который сменил свой подход на нейрологическую обратную связь, он пришел ко мне и сказал, «Еще с 90-х о вас говорят, как о раввине биологической обратной связи». Вам стоит посмотреть, что сегодня делает Вэл Браун, вам обязательно захочется вернуться к этой технике, «потому что это действительно работает, есть эффект, люди или доводят до минимума или совсем перестают употреблять лекарства и излечиваются после таких тренингов». Если говорить простым языком, об основах, то это система негативной обратной связи, которая этим и уникальна – он называет ее «нелинейный динамический подход к обучению». По сути, это значит, что эта обратная связь, вместо того, чтобы создавать цель – чтобы получить результат, звуковой сигнал, вознаграждение – вы просто слушаете музыку, это как с абсолютной любовью. Вознаграждение присутствует все время. И то, как программное обеспечение из ЭЭГ настраивается, хоть я говорю и метафорично, но это действительно объясняет сам процесс – когда ваш разум более чем спокоен в настоящий момент – как при осознанной медитации –

Доктор Дэйв: Ага.

Раввин Легомски: – как если бы вы не были спокойны, в настоящем. Многие проблемы – тревога – в будущем; грусть, депрессия, скорбь находятся в прошлом. Вы просто наслаждаетесь музыкой, вы растворяетесь в этой музыке. По своему опыту скажу, что я вошел в трансцендентное состояние – недвойственное состояние – когда моего эго не было; не было «Я», и не было ничего, о чем бы я знал. Был только процесс знания. Я просто растворился в музыке, буквально.

Доктор Дэйв: Вас подключают к устройству, верно?

Раввин Легомски: Да, на вашей голове и ваших ушах электроды из ЭЭГ, но они вообще никак не влияют. Другими словами, на вас вообще ничто не влияет.

Доктор Дэйв: Происходит мониторинг того, что у вас в голове. Музыка каким-то образом меняется? То, что вы слышите? Что-то, наверное, …

Раввин Легомски: Отличный вопрос. Как я это понимаю, ЭЭГ отслеживает или измеряет электрическое напряжение в коже головы. Это является показателем того, что происходит глубоко в мозге, ведь люди с одинаковыми проблемами имеют схожие результаты, схожие волны. И как показала практика, изменив эти волны, людям становится лучше. Все дело в измерении этого электрического напряжения, в музыке, есть программное обеспечение, работающее с четырьмя фазами тренингов, в музыке. То, как все это работает, нельзя объяснить в двух предложениях. Но по сути, это программное обеспечение настроено так, что, когда ваш разум – образно говоря – не находится в настоящем и не является спокойным, координатор настраивает на инструменте другой коэффициент, и будь вы первокурсником, или доктором наук, вы получите такой уровень, который повысит вашу способность становиться спокойнее и спокойнее. То, как это работает – это просто – когда ваш разум неспокоен, в соответствии с вашим уровнем, будет – вы знаете, мы использовали продолжительные записи, и в них были пропуски.

Доктор Дэйв: Интересно.

Раввин Легомски: Так как это система негативной обратной связи, так как звучит музыка, словно абсолютная любовь, она нужна вам, просто потому что она хорошая, и если она прекращается на пол секунды, или на миллисекунду, вам это не так нравится. Ваш мозг будет пытаться вернуться в то удобное для себя состояние наслаждения музыкой. Что действительно удивительно в этой системе, Доктор Дэйв – это очень важный момент – мы обнаружили, что обратная связь намного более эффективна подсознательно, так как природа нашего западного разума, такова, что, когда мы слышим пропуск, мы хотим сказать, «О, нет. Я еще недостаточно расслаблен, мне не очень хорошо. Надо стараться сильнее». И эта система опирается на идею – реальность – что наша центральная нервная система подсознательна – это, простите меня за религиозность, созданный Богом механизм, который сам себя регулирует намного лучше, чем это делаем мы. Если бы мы попытались, мы бы все там наломали, ведь попытки успокоиться и расслабиться у многих людей вызывают обратную реакцию.

Доктор Дэйв: Да.

Раввин Легомски: И в итоге, на сегодня большинство обратной связи происходит подсознательно…

Доктор Дэйв: Ага.

Раввин Легомски: а разум сам по себе не работает. В этом смысле, это пассивная система, и человеку трудно, когда с ней не все в порядке. Вы ее почините, все дело в расслаблении – это как при езде на велосипеде или машине – нужно пройти через обучение и потом, так сказать, отпустить свое миндалевидное тело, вот и все. Вы можете сохранять спокойствие, или вернуться в спокойное состояние, вернуться в настоящее, при том настолько быстро, насколько это вообще возможно, я такого больше нигде не встречал. И вот чем я на сегодня занимаюсь – это только часть моей интегрированной программы, всего одна часть из многих. Как я уже сказал, я считаю, что здоровье – психическое здоровье – зависит от душевного, эмоционального, интеллектуального, физического и социального здоровья, ведь в нас есть все эти компоненты, нам нужно интегрировать их в программу по здравоохранению. В своей программе я использую NeuroCARE Pro, помогая людям обновлять свое оборудование, я бы так сказал. Иными словами, их мозг функционирует, их центральная нервная система, их фактор тревоги изменятся, и даже сон – эту технику используют в Норуолском Госпитале нарушений сна, а также в Центре Лечения Бессонницы. Это их главный инструмент на сегодня; всех сотрудников обучают в Коннектикуте, ведь это так эффективно в работе с проблемами сна. Также, я использую ТЭС и НЛР, иногда гипноз, хотя в Израиле я называю его «глубокой релаксацией», так как здесь гипноз нелегален. В основном для изменения поведения я использую ТЭС и НЛП. И неважно, насколько вы спокойны внутри, насколько лучше вы ведете себя, чем раньше, у нас всех есть свои «тараканы», и, если мы хотим изменить свое поведение и работать через наши эмоции, ничего эффективнее Техники Эмоциональной Свободы и НЛП я не нашел. Я обучил Технике Эмоциональной Свободы и сертифицировал 500-600 человек в Израиле.

Доктор Дэйв: Я постоянно слышу о ТЭС. Я также брал интервью у Сары Чейны Рэдклифф, думаю, вы слышали о ней.

Раввин Легомски: Да.

Доктор Дэйв: Вам знакомо это имя? Она также использует эту технику в своей работе. Я был очень впечатлен, а учитывая то, что у меня довольно солидный багаж знаний, меня трудно впечатлить с первого раза, заставить во что-то поверить. Но я слышу о ТЭС настолько воодушевленные отзывы, из разных уголков мира, так что, я пытаюсь открыть свой разум для этого.

Раввин Легомски: Доктор Дэйв, вы знаете, все это слишком просто, чтобы вот так сразу поверить…

Доктор Дэйв: Да, именно так.

Раввин Легомски: и когда я впервые познакомился с техникой в 1995 на конференции по Мозговой обратной связи в Калифорнии, я подумал, что это слишком просто, чтобы быть правдой. Но что действительно интересно, я не верю, что в мире медицины для этого есть какое-либо альтернативное, дополнительное или традиционное лечение, ведь дело не в таблетке, и не в программе по потере веса. Я не думаю, что есть любая другая техника, которая давала бы такие же успешные результаты, как и ТЭС. На сегодняшний день на сайт Гэри Крэйга заходят до пол миллиона человек, а существуют сотни других сайтов. Многие знаменитости из мира альтернативной медицины подтвердили эффективность этой техники – Дипак Чопра, Шили, Эпштейн, Кендейс Перт, Липтон – люди, получившие Нобелевские премии – это работает. Я создан некоммерческую организацию, о которой я хотел бы вам рассказать, она называется Израильский Центр Травматологической Помощи. У нас есть американский некоммерческий сайт, Israeltraumacare.org, и, как я сказал, наша организация также некоммерческая. Я основал ее несколько лет назад с целью бесплатного лечения психологических травм жертвам террора и жертвам войны здесь, в Израиле. Не знаю, слышали ли вы цифры, но за последние годы в Израиле было взорвано более 115 общественных автобусов. И каждый автобус – это мир жертв и их семей. Кроме того, здесь, в Израиле, случается много чего, и я искал инструменты, которые бы сработали. Я проверял, испытывал много разных вариантов. У меня есть сертификаты по многим технологиям. Я пытался работать с процессингом травматических переживаний, с визуально-кинетическими диссоциациями, с ТЭС, ТАТ, с методом соматического переживания, а также с короткими быстрыми методами, с ДПДГ и многим другим. И в результате я обнаружил, что лучше ТЭС нет ничего, ведь вы можете обучить этой технике любого, она работает очень быстро, и ее можно применять самостоятельно, за короткий период времени клиент или жертва травмы может сам справляться со своими проблемами. Конечно же, намного лучше работать с профессионалом, ведь у нас есть блокировки, которые мешают бороться с собственными проблемами. Но если вы можете представить себе человека с простой тревогой, или с проблемами контроля, которые появились после террористической атаки, если спустя многие годы вы несете в себе лишнюю ношу, у вас проблемы с контролем. Если во время полета на самолете вы теряете контроль, когда загорается красный свет, или, когда очень шумно, если бы вы могли справляться с этим сами, вот что главное. На самом деле, если говорить о проблеме когнитивно, я заметил, что многие люди чувствовали себя хуже, они не могут получить доступ к своей физиологии. Это действительно важнее всего, как с NeuroCARE Pro, так и с ТЭС или любым другим инструментом, который я использую. Все дело в физиологическом состоянии, если у вас есть негативное чувство или мысль – это то, что открыл Гари Крейг в своем ТЭС – каждый раз, когда у вас появляется негативное чувство или мысль, или даже если позитивные, но связанные с проблемой, в вашей энергетической системе есть то, что Гари Крейг называет «расстройством». Так это называют в Калифорнии, я же просто перенес это в другой язык. В Поучениях Отцов, древнем еврейском тексте, говорится, что нельзя успокоить человека, когда он расстроен. Ведь мы буквально говорим это – человек «расстроен», «я расстроен». Когда вы говорите эти слова, может быть давление в запястьях, в скулах, в груди, просто потому что вы озвучиваете, из-за чего вы расстроены. Это действительно так – когда человек расстроен, или, когда человек скорбит – нельзя достучаться до него, сделав рациональным, спокойным, для этого нужно сперва расслабить его физиологию. Поэтому я всегда начинаю с физиологии. А слова – в частности, в ТЭС и в НЛП, это механизмы нацеливания. Иными словами, они не решают проблему, они настраивают на канал самой проблемы. Как радио: если вы слушаете волну, вам не мешает шум, статика. И когда кто-то приходит ко мне в офис, я предполагаю, что человек находится в стрессовом состоянии. Первым делом, я усаживаю их в свое специальное кресло «с нулевой гравитацией», провожу сеанс NeuroCARE, после которого они становятся расслабленными и спокойными, они чувствуют себя отлично.

Доктор Дэйв: А что за кресло с нулевой гравитацией? Что это вообще такое?

Раввин Легомски: Оно похоже на то, которое используют астронавты, и есть несколько компаний, которые производят их в наши дни. Это такое кресло, которое можно установиться в позиции, при которой вы будете чувствовать нулевую гравитацию. Оно полезно при NeuroCARE, ведь вам нужно предоставить человеку как можно более расслабленную среду, чтобы он успокоился.

Доктор Дэйв: Ясно.

Раввин Легомски: Ведь, NeuroCARE – это не попытки избавиться от проблемы; это полное избавление.

Доктор Дэйв: Хорошо.

Раввин Легомски: Это довольно хитроумное приспособление.

Доктор Дэйв: Да.

Раввин Легомски: Но очень полезное. После него легчает всем.

Доктор Дэйв: Наверняка среди наших слушателей есть те, кто знаком с ТЭС, Техникой Эмоциональной свободы, и я сам видел демонстрацию. Я знаю, что нужно использовать постукивание по точкам акупунктуры. Может, вы нам дадите краткий обзор этой техники, расскажете, как происходит сеанс?

Раввин Легомски: О, конечно. Когда человек приходит на сеанс ТЭС, которые я провожу по телефону, по скайпу или вживую – можно даже без скайпа проводить. Главное – вам нужно обучить их точкам, как можно скорее. Это меридианные точки. Разница между точками и меридианами просто огромная. Акупунктура и акупрессура похожи. ТЭС часто называют «эмоциональной акупунктурой» или «эмоциональной акупрессурой», так как акупунктура чаще всего используется при физической боли. Как говорит Гари, ТЭС в основном используется «Для всего». И я наблюдал удивительные результаты. Я могу рассказать несколько историй. Я могу рассказать о жертвах террора, о том, как диссоциированные воспоминания проявляются во время лечения, даже в худших случаях, как это бывает с изнасилованием, благодаря ТЭС мы можем добиться успеха. Основная идея состоит в том, что меридианы – это линии в теле. Всего их 70, но основных – 14. И Гари нашел способ, он сделал невероятное открытие для всего мира. Он заслуживает того доверия, которое к нему проявляют. Он свел эти линии до 8 или 10 точек, по которым нужно постукивать. Постукивание, как вы знаете, создает волну, так что вам даже не нужно переживать, что вы попали конкретно по маленькой точке. Если вы рядом с точкой, постукивание будет создавать волны по коже, не важно, как сильно или как быстро вы это делаете – к меридиану будет посылаться вибрация, это будет вас успокаивать. Но это только верхушка айсберга, Гари использовал манеру разговора из НЛП – рефрейминг является неотъемлемым инструментом НЛП, который мы все время используем в лечении ТЭС – наряду с таппингом. Главное – добиться хорошего взаимопонимания с клиентом, взаимосвязи. Я думаю, главное здесь– это юмор. Если у вас развита интуиция и вы используете юмор, это помогает человеку облекать проблему в определенную форму, и увидеть, как эта проблема выделена, увидеть ее со стороны. Это монстр, пытающийся вломиться в ваш дом снаружи, и его можно просто выбросить. Юмор очень в этом дел помогает. Я использую два важных момента, которые не всегда дозволены в традиционной психологии – это юмор и самораскрытие. Обе эти вещи помогают клиентам отпустить свои проблемы.

Доктор Дэйв: Согласен.

Раввин Легомски: Люди понимают, что все мы живем похожей жизнью и имеет схожие проблемы, и что над этим можно шутить, после шуток проблема становится «упрощенной». И все дело в физиологии. Если бы вы не постукивали по точкам, организовывая соответствующим образом свою физиологию, я не думаю, что у вас были бы какие-то результаты. Если вы спросите Гари, почему все происходит именно так, ему на самом деле без разницы, ведь главное – вы получаете результаты. Можно относиться к этому скептически, можете называть это техникой разрыва шаблона, если вы гипнотизер, можете говорить, что это типичная китайская медицина, или даже называть это типичным промыванием мозгов. Но знаете, что? И он и я, и большинство других хороших практиков, нам вес равно. Мы знаем, что, если мы применим это, и даже если сами не будем в этом верить, мы умеем создать правильную среду для наших клиентов, при которой им удается решить и оставить в прошлом травмы всей жизни, за один-три посещения. Это просто невероятно, это так.

Доктор Дэйв: Вы говорили, что – что можете рассказать о запомнившихся вам случаях. Сейчас было бы превосходно вставить в ваш рассказ одни или две такие истории.

Раввин Легомски: Да, конечно. Израильский центр травматологической помощи, это некоммерческая организация, которую я основал для поддержки бесплатной помощи жертвам психологических травм. На данный момент я работаю с семьей, которая живет в Израиле, и которая оказалась жертвами теракта в сентябре 11 года в США. Отец семейства работал на очень высокой должности, зарабатывал крупные суммы денег, и работал рядом с башнями Торгового центра. Он шел на работу и увидел, как падают башни. С того дня он не больше не работал. В семье много детей, есть один ребенок, который постоянно вынужден проходить лечение в психиатрических лечебниках, из-за того, что все время видел отца в таком состоянии, и из-за того, через что семье пришлось пройти. Я видел многих израильтян и американцев здесь, которые стали жертвами террора в Израиле. Я могу рассказать истории и о тех, и о других. Я использую интегрированную программу. Я хотел бы рассказать о ней полностью, но постараюсь показать на нескольких коротких примерах. Вы спрашивали о ТЭС. Во время северной войны, Ливанской войны, которая окончилась несколько лет назад, Хезболла бомбили северный Израиль. В главном травматологическом центре меня попросили отправиться в самый северный город и обучить психологов и солдатов резерва, а также поработать с людьми в бомбоубежищах. И так я оказался в северном городе Цфат. Я пошел в Психологическую службу, в здании муниципалитета, и сперва работал там с психологом, после чего меня направили в несколько других мест. Я дал семинар для солдатов резерва, потом поработал в Иммиграционном эфиопском центре, потом я пошел в бомбоубежища. В бомбоубежище находились в основном дети и женщины, и там был светловолосый пятнадцатилетний мальчик, с серьгами в ушах, с длинными вьющимися волосами. Он очень сильно от меня отличался – я пришел в блинном черном плаще, с бородой. Первым делом, следовало подумать о возможной проблеме с взаимопониманием. И я очень быстро добился этой взаимосвязи. Психолог находился в задней частик комнаты, наблюдал за моей работой, все сидели вместе, в основном дети и женщины. 15-летний мальчик был в поле на южной окраине города, играл, когда ракеты из Катюши – я не думаю, что слушатели могут себе представить, насколько это страшно – когда я был там, я узнал, я давал эти семинары в то время, как ракеты продолжали падать. На сайте Израильского центра травматологической помощи есть видеоматериалы. Вы увидите на них некоторых моих студентов, а также сьемки работы в военное время, которые делал я сам. Ракеты летят настолько быстро, что ты даже не успеваешь понять, что это ракета, пока она не пролетает и не взрывается в земле. Это очень страшно. Когда ты видишь, как что-то к тебе приближается, ты хотя бы знаешь, что есть возможность убраться с его пути. Но если времени вообще нет, и ты ничего не понимаешь… Ты просто слышишь звук пролетающей ракеты, ты буквально можешь ее почувствовать. А потом говоришь себе, «Хух, господи, я все еще жив» … И этот мальчик, ракета упала в 100 метрах от него. После этого он боялся выходить из бомбоубежища. Я провел с ним сеанс ТЭС, минут 15-20. У психолога просто челюсть отпала. Он сказал, «я только знаю, как нужно разговаривать, а такого я не умею». Я повысил уровень нашей взаимосвязи, использовал юмор, и провел небольшой сеанс. Травма ушла. Я понял это, так как в саму процедуру ТЭС встроена возможность тестирования. Это означает, чти ы используем технику кино, мы переносим событие в небольшой короткометражный фильм. ТЭС всегда работает лучше, когда конкретизируете до пределов. Вы не берете слишком много. Вы берете только одно событие. Падение ракеты может происходить часами, но само событие произошло, когда мальчик играл на поле, упал снаряд, а то, что случилось после – это буквально минута. Момент истины мог составлять всего одну секунду. И именно с этим моментом вы пытаетесь бороться при помощи ТЭС, вы концентрируете внимание на очень коротком фильме. Это парадокс. Звучит как традиционная медицина, вы ищете скорее симптомы, чем причины. Но на самом деле при помощи ТЭС мы конкретизируем, мы фокусируемся как раз на моменте, который стал травматическим, каким-то образом это доходит до основных уровней личности в любой эмоции, которая была вписана в вашу жизнь. Говоря терминологией ТЭС, мы называем это эффектом генерализации, когда вы в лесу убираете одно дерево, остальные связаны с ним корнями, и рано или поздно, целый лес может рухнуть. Именно поэтому лечение травм после террористических атак – лечение эмоциональной проблемы – эта техника не имеет эмоциональной разрядки. При использовании других техник, таких как ДПДГ, иногда может понадобиться эмоциональная разрядка, но с ТЭС она нам не нужна. Вы ищете событие с минимальным уровнем расстройства в целостной травме, и когда вы его убираете, вы уже автоматически убираете и другие расстраивающие события. Иногда вам даже не приходится доходить до основных, главных травмирующих событий. Оно уходит по мере того, как вы разбираетесь с частями фильма, на пути к кульминации. Поэтому, эта техника такая уникальная. Она очень осторожная, «экологическая», как сказали бы мы в НЛП. Я прошел по истории с этим мальчиком, и когда он дошел до кульминации, когда упал снаряд, который мог его убить, он испугался смерти, этот момент мы уже убрали. Он просто вышел из бомбоубежища. Он смеялся, он мог вспоминать и пересказывать эту историю раз за разом, он не боялся. Также у меня была похожая ситуация с маленькой девочкой, это была проблема с домогательствами, взрослый человек прикасался к ней. Я проделал абсолютно то же, что и с 15-летним, с девочкой и в присутствии взрослого члена ее семьи. Я не работаю с подобного рода проблемами, с такими женскими проблемами, если рядом нет кого-то близкого, подруги, родственника. И я не работаю с детьми, если рядом нет кого-то из семьи. Я работал с этой девочкой, раз за разом мы проходили эту проблему, и через 20-30 минут она выработала абсолютно здоровый подход, ей было всего 11 лет. Она выработала здоровый подход к своему будущему, в плане мужчин и этой проблемы, которая все еще находилась вне ее возраста.

Доктор Дэйв: Это действительно прекрасно. А у вас есть доказательства того, что эти результаты закрепились навсегда?

Раввин Легомски: О, это отличный вопрос. Я могу рассказывать историю за историей о травмах, связанных с терроризмом, о том, как долго они могут длиться. У меня есть знакомый адвокат, один из лучших профессионалов своего дела, он работает в здании в центре Иерусалима, где прямо перед его окнами взорвался автобус. После этого он не мог больше ходить в офис, так как каждый раз, когда он туда шел, он заново воссоздавал ту старую информацию. Мы с ним провели таппинг на одном сеансе, и все, он ходит на работу, как раньше. Есть и много других примеров террористических травм с воспоминаниями, которые не дают людям жить. Во время северной войны у меня был клиент – это очень интересная история – человек, который видел две ракеты. Одна упала рядом с его задним двором, а вторая – на холме, чуть дальше. И, что интересно, травмировала его как раз та, что упала дальше. Это была серьезная травма. Он уехал из региона, и я встретил его в своем регионе, я работал с беженцами из той части страны по время войны. Он очень быстро принял эту ассоциацию, проведя небольшой сеанс постукивания, он рассказывал о том, что, когда он был ребенком, он жил в доме дедушки, и по ночам слышал звуки поезда. И ему снилось, что поезда гонятся за ним, пытаясь переехать. Что интересно, как связана его физиология, когда он увидел, как вдалеке упала ракета – взорвавшись на горе – каким-то образом он связал это с кошмарами о поезде, который пытается догнать его и убить. Это сильно его травмировало. Все прошло за один сеанс. У его ребенка была травма, связанная с туалетом, он не мог ходить в туалет сам – все решилось за один сеанс.

Доктор Дэйв: Ничего себе.

Раввин Легомски: После того, как эта проблема исчезает, она не возвращается, такие травмы, связанные со страхом, они захватывают разум, как вирусы на компьютере. Как только вы удаляете вирус, обычно, они больше не возвращаются. Как-то на моих курсах по ТЭС была одна женщина. Она хотела, чтобы я помог ей излечить артрит в коленях, перед группой, в качестве демонстрации. Я люблю демонстрации перед группой людей, именно так и следует преподавать эту технику. Я больше не учу дидактически. Я ненавижу давать лекции, нравоучения. Я просто начинаю сеанс таппинга с людьми, когда они начинают постукивать, они начинают улыбаться. Вы смотрите на их искренние улыбки, вызванные изменениями в их физиологии, и они отпускают свой стресс. Вы видите, кто они на самом деле, они могут говорить обо всем. Начинает проявляться то, что их беспокоит. Эта женщина… дело в том, что, если вы будете учить их дидактически, вы можете говорить с ним пол часа, час, но они никогда не начнут постукивать. И ни не будут слушать, либо потому, что вы не привлекли достаточно внимания, либо потому что они будут переживать из-за возможного столкновения со своей проблемой. Но если вы начнете с постукивания по точкам, если вы даже не будете говорить им, что нужно проговаривать, со всем справится их физиология. А когда пойдут разговоры, они заметят, что техника работает. На сегодняшний день, даже несмотря на то, что я разработал модели, которым Гари не обучал, что касается обучения ТЭС, я просто ставлю людей перед фактом – я говорю о результатах, уже когда люди получили эти результаты. Их мозг хочет понять, как и ваш, Доктор Дэйв, как такая простая техника может работать?
Доктор Дэйв: Да, я послушал вас и мне даже захотелось посетить ваши курсы. Смотрите, травма – это одно. А вот артрит в коленях – совсем другое.

Раввин Легомски: Я рад, что вы обратили на это внимание, ведь как говорил Гари Крейг, пробуйте ТЭС на всем. Это правда. Мы говорим о физиологической проблеме, я сейчас расскажу вам историю о том, как все связано. Но прежде, я хотел бы попросить у вас разрешения вернуться немного назад и закончить свой предыдущий рассказ, я хочу рассказать о своей модели, а потом уже об артрите, это станет демонстрацией самой модели.

Доктор Дэйв: Хорошо, но я должен предупредить вас, что мы начинаем подходить к завершению нашей беседы, так что, вам желательно поспешить.

Раввин Легомски: Да, я не буду затягивать. Моя модель состоит в том, что, как я уже говорил, нужно работать с духовным, эмоциональным, интеллектуальным, физическим и социальным, чтобы улучшить здоровье человека. У меня есть модель, которой мы пользуемся при работе с жертвами терроризма, также мы планируем применять ее к женщинам с эмоциональными проблемами, мы считаем, что можем без проблем излечить депрессию и взрослые эмоциональные болезни, чтобы людям, которые не могли выйти замуж, жениться, которые не могли жить продуктивной жизнью, наконец-то это удалось. Но для этого нам нужна нейрологическая обратная связь, нам нужно обновить оборудование в разуме человека, провести внутреннее обновление; для смены поведения нам понадобятся ТЭС и НЛП; также необходимо особое питание, последние исследования, с экспертами из которых я работаю, показали, что психические расстройства очень связаны с балансом аминокислот, минералов и жирных кислот. И, конечно же, все хорошо сегодня знают о кислотах Омега-3 – Омега-6. Также, естественный гормональный баланс, биоидентичные гормоны – для этого у нас есть доктор Яффа. И у нас получается целостная программа. Вот во что мы верим. В Израильском травматологическом центре мы предоставляем модель, и выходим за частную сферу конкурентного психического здоровья. Мы хотим собрать это все вместе. Мы хотели бы, чтобы кто-то нас финансировал, поэтому мы и являемся некоммерческой организацией, чтобы люди могли списывать свои налоги путем субсидирования – конкретные субсидии на лечение жертв терроризма, или конкретные субсидии на лечение депрессии – чтобы у людей был доступ к этим программам. У нас есть полноценная программа по депрессии и эмоциональным болезням, с проживанием в Центре. Речь идет о трансформации образа жизни, и только так можно добиться настоящих перемен. Сам NeuroCARE дарит удивительные перемены, и я хочу сказать о том, что этот аппарат сделал для меня лично, в добавок к сказанному о клиентах. Лично для меня, я сплю всего по пять часов в день благодаря NeuroCARE, раньше мне нужно было семь. Я каждый день просыпаюсь и чувствую себя превосходно, мой мозг работает намного лучше. У меня совсем нет проблем с тревогой. Я излечился от тревожности очень быстро. Моя эмоциональная привязанность – а мне 51 – стала намного, намного лучше. Это просто удивительные моменты, и у нас целая программа создана для таких результатов.

А что касается коленей с артритом, благодаря ТЭС вы можете оценить проблему, ее уровень, в момент, когда приступаете к сеансу таппинга. Она оценила проблему как 9 из 10, по субъективной шкале дистресса. Спустя несколько минут, она начала признавать, что боль началась у нее, когда она сидела в больнице рядом с 20-летней дочерью, у которой была странная неизвестная болезнь, и врачи говорили, что девочка может умереть. Позже, слава Богу, она поправилась. Но женщина переживала из-за опасности, боялась за дочь, а также стулья рядом с кроватью в больнице были очень неудобными. Но она начала принимать все эмоции, весь тот страх, которым она переполнялась в больнице. Она начала плакать\смеяться\плакать, и все за несколько минут, она через все это прошла. А потом я спросил ее, «Вы помните, над чем мы работали?». Таппинг, все время таппинг, ответила она. Я сказал, «нет, как насчет ваших коленей?». Она ответила, «О, да, они на нулевом уровне!». Я сказал, «можете встреть и пройтись туда, к ступеням, и подняться\спуститься по ним?». Она так и сделала – и никакого беспокойства в коленях. Но она забыла, что мы работали над артритом, она вошла полностью в эмоциональную проблему, которая касалась ее дочери. Это показывает, насколько тесно связаны все наши системы. Мы не можем надеяться на полное выздоровление, если не излечимся духовно, эмоционально, интеллектуально, социально. Она избавилась от артрита. Я полностью ее проверил. Так как вы спрашивали о результатах – я встретился с ней спустя несколько недель, и ее артрит все ослабевал и ослабевал. Я не знаю, как объяснить это логически, но это работает.

Доктор Дэйв: Просто прекрасно.

Раввин Легомски: Я работал с людьми с 30-летним стажем курения, и за один семинар они бросали курить. Но, это не случиться –

Доктор Дэйв: Просто превосходно. Я пытался работать с людьми с вредными привычками, это

Раввин Легомски: с каждым –

Доктор Дэйв: Продолжайте. Говорите, это не сработает с каждым?

Раввин Легомски: Да, это точно. Нужно добраться до глубоких проблем, проблем контроля, или любых других. Нужно добраться до того, что человек делает «неправильно», а «неправильно» – это религиозное слово. Я сделаю духовное предположение, что, если вы делаете что-то, что не нравится другим людям, если вы воруете, или делаете что-то аморальное, все, что кажется вам неправильным – вам не станет хорошо до тех пор, пока вы не исправите это. Любая привычка – это дыра в человеческом счастье, или фактор любви, и они найдут способ заполнить это. И это положительно для них и для их близких, когда им удается найти что-то, чем можно заполнить эту пустоту. Согласно их карте мира, они поступают хорошо, не плохо. И здесь причастны не только физические, эмоциональные или психические составные, но также духовные и социальные.

Доктор Дэйв: Вы знаете, думаю, сейчас стоит немного прерваться. Вы можете дать слушателям адрес своего сайта?

Раввин Легомски: Да, хорошо. Все мои сайты уже давно устарели, но мы работаем сейчас над одним, мы сделаем его основным, www.israeltraumacare.org. Как я уже говорил, я сейчас полностью сосредоточен на интегративной медицине, нам необходимо некоммерческое финансирование, субсидирование двух терапий, на которых я сейчас фокусируюсь – жертвы терроризма, или жертвы войны, и излечение – я буду использовать именно слово излечение – излечение эмоциональных расстройств. Это включает в себя депрессию, насилие, расстройства питания. Мы решили сосредоточиться на женщинах по нескольким причинам. Первая – мы с женой можем вместе работать над программой, также с нами работают многие другие доктора. Во-вторых, если вы даете женщине возможность выйти замуж, родить ребенка, жить продуктивной, нормальной жизнью, вы влияете на поколения. Это также область, в которой при помощи программы с проживанием, мы можем усовершенствовать используемые нами инструменты, ведь технологии вес время развиваются. Но мы знаем, что из всего имеющегося, NeuroCARE Pro лучше всего помогает обновить оборудование, программное обеспечение самого человека – вместе с ТЭС и НЛП, вместе с витаминами, минералами и гормональным балансом, вместе с упражнениями, вместе с духовностью, с трудовой терапией, которая развивает навыки в искусстве, в музыке, или просто в получении наслаждения – за шесть месяцев мы можем полностью перевернуть жизнь. Я бы хотел разрекламировать www.israeltraumacare.org, так как благодаря этому общество может при помощи налогов помочь нам работать в Израиле, добиваясь результатов, которые будут иметь значение для всего мира. Мы создадим и усовершенствуем модель, которую можно будет использовать в любой системе. Это интегрированная модель, которая покажет, что для того, чтобы исцелиться, человеку необходима духовная, эмоциональная, интеллектуальная, физическая и социальная целостность, а также изменение образа жизни, трансформация. Мы работаем с трансформационными инструментами, которые влияют на физиологию. Влияя на физиологию, мысли человека, его эмоции также становятся более здоровыми.

Доктор Дэйв: Хорошо. Это было удивительное интервью, я уверен, что люди заинтересовались и обязательно заглянут на ваш сайт. Раввин Легомски, спасибо вам, что были сегодня нашим гостем на Shrink Rap Radio.

Раввин Легомски: Доктор Дэйв, я хочу сказать спасибо вам. Я хочу также озвучить свою электронную почту, если кто-то захочет связаться со мной лично, это EFTRabbi@gmail.com. Я приглашаю всех изменить мир, ведь я считаю, что только общими усилиями, превосходя границы медицины, мы сможем получить ответы, в которых так нуждаемся, чтобы излечить нашу планету, и сделать мир намного более искренним и сочувствующим.

Доктор Дэйв: Хорошо, что же, спасибо.

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в whatsapp
Поделиться в telegram
Поделиться в odnoklassniki

ТАППИНГ

Подпишитесь на нашу рассылку, и вы получите краткое руководство по Техникам Эмоциональной Свободы.

Таппинг PRO

Вы получите ПОЛНЫЙ доступ к большому объему материалов по Таппингу: статьям, авторским методикам, скриптам, научным исследованиям, видео и аудио от лучших мировых тренеров. 

PRO

Доступ на 1 месяц
490
  • Доступ ко всем материалам PRO
  •  
  •  

PRO

Доступ на 3 месяца
1250
  • Доступ ко всем материалам
  • Скидка 20% на все книги
  •  

PRO

Доступ на 12 месяцев
4490
  • Доступ ко всем материалам
  • Скидка 30% на все книги
  • Скидка 50% на вебинар