ЕFТ и психологическая травма

Маша Беннетт

Я встретила Саманту в женской тюрьме, где я заведовала программой по реабилитации наркоманок. Хотя Саманта не была в числе женщин, проходящих программу, она попросила встречи со мной на неформальной основе, узнав об ЕFТ от других заключенных.

Как и у многих других женщин, попавших в тюрьму, у Саманты было ужасающее детство – но ее история меня особенно тронула. С 5 лет она подвергалась регулярному групповому изнасилованию, к тому же, совершенному при сатанических обрядах, организованных “другом семьи”. С девяти лет она начала употреблять героин, в подростковом возрасте у нее начались неизбежные нелады с законом, и в течение многих лет (во время нашей встречи Саманте было 32 года) она отсидела многочисленные сроки за правонарушения, связанные с наркотиками.

Когда мы встретились для первого сеанса ЕFТ, я понимала, что за то очень малое время что я была в состоянии Саманте уделить (в итоге мы встретились всего два раза, где-то по 30-40 минут каждый сеанс), даже при помощи ЕFТ – моим надежным помощником при работе с посттравматическим синдромом – было маловероятно, что я смогу значительно облегчить те множественные, жестокие психологические травмы, нанесенные ей на протяжении многих лет ее кошмарного детства.

Так что я хотела узнать от самой Саманты: учитывая, что у нас совсем немного времени, если бы могли поработать всего над одной частью “проблемы”, что бы она хотела выбрать?

Саманта быстро определила, что ее беспокоит больше всего и от чего она очень хотела избавиться: хотя она знала, что “друг семьи” (тот, который был ее первым насильником и организатором групповых сатанических насилий над девочкой) умер несколько лет назад, ей все еще казалось, что он ее преследует, и что он смеется над нею. Оказалось, что для Саманты это ощущение продолжающегося глумления над собой было даже более пугающим и расстраивающим, чем тяжелые воспоминания о самом насилии.

Хочу заметить, что ЕFТ, в моем опыте, работает особенно эффективно в случаях, когда рационально клиент понимает, что их ощущения, мысли или эмоции нелогичны (в случае Саманты, она прекрасно понимала, что ее насильник мертв и не может ее преследовать), но несмотря на многочисленные попытки “уговорить” себя “не выдумывать глупостей” или не “волноваться по пустякам”, не могут оттолкнуть от себя пугающие и неприятные мысли и ощущения. При использовании ЕFТ, такое нерациональное восприятие типично уменьшается очень быстро, а зачастую и проходит – нередко пациент начинает смеяться, иногда даже в середине одного из циклов ЕFТ, и говорит что-то вроде “Так с какой стати я об этом так волновался? Теперь это кажется просто смешным.”

Я была настроена довольно пессимистично, начав работу с Самантой, так как она была одной из наиболее серьезно травмированных пациенток, с которыми мне доводилось работать, и я не была уверена, сможем ли мы достичь хоть каких-то результатов за краткий срок, имеющийся в нашем расположении. Но, все-таки я понадеялась на “волшебную палочку” ЕFТ, так как много раз наблюдала удивительную быстроту и эффективность этого метода.

Я согласилась поработать с Самантой над ее ощущениями того, что ее преследует насильник, и мы определили несколько аспектов: “чувство преследования”, “он смеется надо мной”, “не могу отделаться от его лица перед глазами” (обратите внимание на то, что эти три аспекта относятся к разным репрезентативным системам – кинестетической, слуховой и визуальной). Мы проработали каждый из аспектов несколькими циклами ЕFТ и все три, хотя и очень постепенно (на языке ЕFТ “постепенно” значит минут этак за 6-7, а не за одну :-)) значительно уменьшились в интенсивности. К концу первого 30-минутного сеанса я также ввела положительный рефрейминг (эта вариация, хоть и не обязательна для успешного использования ЕFТ, может быть чрезвычайно полезна и эффективна). Важно помнить, что положительный рефрейминг (изменение восприятия ситуации, от решительно негативной до включающей хоть какие-то положительные или самоутверждающие моменты) нужно использовать только ПОСЛЕ того, как негативные эмоции сняты хотя бы частично, иначе он может иметь противоположный эффект.

Рефрейминг у Саманты звучал, приблизительно, так “Я выжила, я жива и здорова, а подлец подох и закопан, там ему и место” и т.д. Мы также использовали дополнительную точку акупрессуры ЕFТ, которую я включаю довольно редко – под грудью – так как она обычно хорошо помогает с процессингом гнева и ярости, которых у Саманты, естественно, имелось предостаточно. В работе с клиентами, которые были жертвами насилия, серьезной обиды или несправедливости, я часто подбадриваю их к выбору более “смачных” слов – даже самые тихие и вежливые пациенты способны, вначале неуверенно, а потом и с большим вкусом и даже удовольствием, разразиться отборными ругательствами в адрес их обидчика, и, в сочетании со стимуляцией точек ЕFТ, такой “прорыв” обычно приносит большое облегчение. Скажем, что Саманту мне не пришлось долго подбадривать в выборе наиболее подходящих нецензурных выражений по отношению к насильнику, она его обложила самыми красочными словами с большим задором.

По окончании первого сеанса, то ощущение преследования и того, что насильник над ней смеется, исчезло у Саманты, и, насколько я знаю, больше к ней не вернулось.

Во время нашего второго и последнего краткого сеанса мы поработали над одним или двумя отдельными случаями насилия из многочисленных эпизодов, используя вариацию ЕFТ – технику “фильма” – мне особенно хотелось, чтобы Саманта научилась этому методу для последующего самостоятельного использования, по отношению к неприятным и болезненным воспоминаниям. Я также рассказала ей о Процедуре Личного Успокоения (Personal Peace Procedure), рекомендованной Гари Крейгом, которую она может применять сама, независимо от чьей-либо помощи, для нейтрализации прошлых травм, обид, невзгод и огорчений.

Должна заметить, что я предпочитаю использовать ЕFТ с пациентами, у которых голова “чистая”, т.е. с теми, кто не принимает психотропные препараты, алкоголь или наркотики, хотя я не откажусь от работы с пациентом который что-то “принял” – при том условии, что они в состоянии следовать моим инструкциям по выполнению техники. Меня несколько волновало то, что, в период нашей встречи, Саманте были выписаны “лошадиные” дозы метадона (заменителя героина), и у меня также было подозрение что, как и многие другие заключенные, она имела доступ к нелегальным наркотикам, которые могли составить довольно опасный коктейль для этой измученной женщины. Так что о “чистой голове” не могло быть и речи. Несмотря на мои сомнения, я все-таки решила, что стоит попробовать ЕFТ с Самантой, так как это настолько мягкая и естественная методика, что, в моем опыте, ею практически невозможно причинить вред. Моя надежда на ЕFТ оправдалась и на этот раз.

Саманта оказалась такой энтузиасткой ЕFТ, что она начала обучать процедуре девочек-соседок по камере. Она также приняла участие в одном из занятий по ЕFТ, которые я проводила специально для заключенных, и очень гордилась сертификатом который я ей выдала по окончании занятия.

Немного позже она написала следующее письмо и попросила меня его обнародовать “по всему миру” (копию она послала начальнику тюрьмы):

“Меня зовут Саманта.

Когда я попала в тюрьму, я была в ужасном состоянии. В итоге я доигралась до изоляционного отсека, и тогда я решила, что мне, наконец, надо искать помощи.

Я случайно встретила Машу, рассказала ей про мою проблему, и она назначила мне сеанс. Я должна сказать, что с той поры я стала совершенно другим человеком.

Маша показала мне процедуру таппинга [постукивания по точкам акупрессуры – МБ] и научила меня это делать самостоятельно. В моей жизни, я видела много врачей, психологов, психиатров, и они ничем мне не смогли помочь на протяжении 16 лет.

В то короткое время, что прошло с первой встречи с Машей, моя жизнь изменилась к лучшему. Физические, психологическое, сексуальное, эмоциональное и сатаническое насилие которому я подвергалась, начиная с 5-летнего возраста, вызывало во мне депрессию и страх. Теперь моя жизнь ощущается гораздо более полной. Я регулярно выполняю процедуру ЕFТ, и она помогает мне, как ничто раньше.

Когда я попробовала ЕFТ в первый раз, я чувствовала себя глупо, но, боже мой, не спешите критиковать эту технику, пока не попробуете сами, – если даже я могла достичь облегчения с ЕFТ, кто угодно сможет, если есть желание и время.

В семейных отношениях также важно сохранять терпение, для того, чтобы все шло, правильно. Книга «Таппинг: Сохранение любви и семейных отношений» поможет вам узнать, как выстроить этот процесс.

Я желаю всем удачи. Продолжайте делать EFT – EFT дает жизнь, в то время как депрессия убивает.

Спасибо огромное, Маша, ты замечательный человек, и я никогда тебя не забуду. Ты подняла меня, когда я падала, и дала мне крылья, чтобы помочь мне летать. Я очень ценю твою помощь.

С уважением, Саманта.”

Маша Беннетт. Психотерапевт и тренер ЕFТ.

Оставьте комментарий