EFT при неврозе навязчивых состояний

Маша Беннетт

Недавно получила послание по электронной почте от пациентки, с которой я работала в течение двух месяцев два года назад, в общей сложности проведя 5-6 сессий.К. сильно страдала от невроза навязчивых состояний (обсессивно-компульсивное расстройство) – в течение 10 лет она не могла работать и даже заниматься домашним хозяйством, так как у нее был постоянный страх совершить что-то опасное, например, сделать пожар или электрическое замыкание и т.д. Ей невозможно было включить газовую плиту, она не могла использовать никакие электроприборы, а также, боясь заражения вредными бактериями, очень волновалась по поводу вопросов гигиены. 12 сеансов когнитивно-поведенческой терапии, которые К. прошла по наставлению врача, не дали желанных результатов, а, судя по описанию К., привели к ухудшению симптомов.

Когда К. пришла ко мне в первый раз, и я предложила ей сесть в том кресле, где я обычно принимаю клиентов/пациентов, она не смогла занять это место, так как оно находилось напротив окна – и в тот довольно солнечный день К. боялась, что солнце выжжет ей глаза… Так что я предоставила ей мое кресло.

В первую нашу встречу, кроме обычной консультации и первоначального сбора информации, я научила К. применять ЕFТ на себе. Я не была уверена в способности К. к освоению техники, так как сильное состояние тревоги, постоянно наполнявшее женщину, и ее собственные заверения того, что она “совсем дура” и “ничего не может и не умеет”, в моем представлении, совсем не помогали обучению. Несмотря на это, К., вооруженная моей простой схемой по ЕFТ, обещала, что попробует использовать технику дома. Мы также успели проработать пару аспектов ее тревожного состояния до окончания нашего первого занятия.

Когда К. пришла ко мне во второй раз через неделю, и я поинтересовалась, как у нее были дела – она сказала: “Ну не знаю… не уверена, что я замечаю какую-то разницу…” Это меня не очень удивило, так как я ожидала, что работать с К. нужно будет несколько сеансов, чтобы достичь заметных успехов – но тут она добавила: “Хотя, после нашей первой встречи, по дороге домой, случилось что-то довольно необычное – я почему-то сделала три вещи, которые обычно не делаю…” Я, естественно поинтересовалась, что это были за три вещи. Оказалось, что К., во-первых, завела разговор с незнакомцами на поезде по дороге домой (что действительно было необычным, так как К. показалась мне очень тихой, застенчивой, даже пугливой); во-вторых, она купила сандвич в какой-то сомнительной кафешке – что противоречило ее типичным заморочкам в отношении гигиены; и в-третьих, она зашла в общественный туалет, где…. СЕЛА НА СИДЕНЬЕ унитаза! (Хотя английские общественные туалеты вполне терпимы по сравнению с теми “домиками ужасов”, которые я помню с советских времен, для меня это все-таки было поразительно).

Мы продолжили работу в течение последующих 1-2 встреч, фокусируя внимание на нескольких случаях из жизни К., которые, как мы совместно обнаружили, спровоцировали возникновение навязчивых мыслей и состояний. Один из случаев произошел незадолго до появления навязчивых симптомов – К. использовала специальное паровое устройство, предназначенное для того, чтобы сдирать старые обои – с этим устройством произошла неполадка, и женщина довольно сильно ошпарила себе паром лицо и шею. Хотя через 10 лет после того случая очевидных следов на коже у К. не осталось, по моим наблюдениям она все еще была травмирована психологически. Мы проработали этот случай с ЕFТ, используя “Технику фильма”, при которой мы берем отдельные “кадры” воспоминания, имеющие эмоциональный заряд, и применяем столько циклов ЕFТ по отношению к конкретному “кадру фильма”, сколько необходимо для нейтрализации этой части воспоминания… Одним из важных аспектов, всплывших в самом конце, была мысль о том, что она могла повредить своему маленькому сыну (который, хоть и находился неподалеку от матери, когда с ней произошел несчастный случай, все-таки остался совершенно цел и невредим – удивительно, как часто можно обнаружить у людей глубочайшее чувство вины за то, что даже и не произошло на самом деле!)

Также всплыли воспоминания из детства, все приблизительно на одну и ту же тему – “какая ты дурочка/ недотепа/ растяпа” – убеждения, запрограммированные в подсознание маленькой девочке – как “добрыми” учителями в школе, так и ее раздражительной мамой. Не удивительно, что много лет спустя тот случай с паровым устройством “разбудил” и многократно усилил эти убеждения (ведь это было такое “яркое доказательство” ее “недотёпости”!), после чего эта уже достаточно нервная молодая женщина стала бессильной перед навязчивыми мыслями о том, что она обязательно сделает что-то неправильно, что она станет причиной несчастных случаев, что она является опасной сама себе и также для близких людей.

Все значительные воспоминания из детства К., которые, как мне казалось, относились к делу, мы тоже проработали с ЕFТ. Она также продолжала использовать технику сама дома в тех случаях, когда ей становилось особенно тревожно.

Четвертый сеанс К. отменила, так как решила отвезти своего сына на выходные в курортный город. Я была очень за нее довольна, так как это было весьма большим шагом для женщины, которая так не доверяла себе “не наделать глупостей” – ведь ей надо было выполнить несколько довольно-таки трудных (для нее) задач – купить билеты на нужный поезд, заказать гостиницу, собрать необходимые вещи для себя и сына, доехать до курорта, присматривать за сыном в дороге, добраться до гостиницы, организовывать питание, развлечения и т.д.

На последнем, пятом или шестом сеансе, К. задумчиво сказала, что договорилась о работе в благотворительной организации (на добровольной основе) – когда мы обсуждали такую возможность где-то месяц раньше, К. никак не могла себе представить, что сможет выполнить какую-либо, даже самую простую работу – “я же такая дурочка, я ничего не пойму, все напутаю и испорчу”… На этот раз, после упоминания своих планов о добровольной работе, К. продолжила – “Но может быть, мне стоит поискать себе платную работу?”. Для меня это было отличным знаком достигнутых нами изменений. (Да, забыла упомянуть, что в последние два сеанса К. сидела в кресле напротив окна, не боясь солнечного света).

Однако, незадолго до конца нашей последней встречи К. все-таки выразила сомнения в своих способностях – и, в качестве примера своей несостоятельности (я должна сказать, что с каждым сеансом таких примеров она выдавала все меньше и меньше), сказала с раздражением: “Я даже лампочку не умею вкрутить!” Тут я предложила К. возможность попрактиковаться – я продемонстрировала ей пару раз, как вкручивается лампочка, и дала ей попробовать самой… Успех! (Хотя это может показаться совсем простым приемом, я уверена, что наше “вкручивание лампочки” было тем последним шагом, необходимым для разрушения негативных убеждений К. о своих способностях, так отравлявших ей жизнь).

Больше я К. не видела, но недавно (два года спустя), она написала мне о том, что ведет нормальную жизнь, работает, с сыном все в порядке – и спросила меня, не соглашусь ли я помочь ее сестре с ее проблемами… Но это уже другая история.

В общем, я нахожу, что ЕFТ отлично помогает при неврозах навязчивых состояний, но важно быть настойчивым, прорабатывать все мысленные (и порой не мысленные!) аспекты, и не ожидать моментальных результатов (они случаются, конечно, но с более сложными расстройствами все-таки приходится попотеть!).

Маша Беннетт, психотерапевт и тренер ЕFТ.

Оставьте комментарий